Начни игру с подарков!

 

Геннадий Вершинин

«Зарека ты моя, Зарека…»

Содержание:Песня о ЛысьвеЗдесь люди душою добрее
В гостях у ОнуфровичаКузница кадров
Репортаж из детстваПовторить бы всю юность сначала...
Под одной крышейЛитература
Лысьвенский чусовлянинУказатель имён

Под одной крышей

Зарека ты моя, Зарека...
В палисадниках буйство сирени!
Счастье рядом — в пяти лепестках.
Их найти бы, да что-то со зреньем...

Из лысьвенцев со Святославом Федоровым хорошо был знаком и даже дружил заведующий горздравотделом Лысьвы 80-х годов А.П.Подоплелов. Ему сейчас 72 года1. Судьба привела его в наш город из села Большая Рудка Кировской области. Послушаем Александра Павловича?

- В Лысьву на практику я приехал после четвертого курса в 1954 году. Прибыло нас человек тридцать. Встретили хорошо - даже лошадку выделили под чемоданы. Сложили мы их на телегу и с песнями, разбудив город (поезд приходил в Лысьву рано утром), зашагали к центру. Устроили нас в школе № 3, благо были летние каникулы. А в 9 часов утра, разбившись на три подгруппы, мы уже приступили к практике. В первый день пошли в роддом. А до него от третьей школы только дорогу перейти. Подходим, а там на лавочке сидит мужичок в красной, в полоску рубахе, в синих матерчатых штанах, в сапогах. Я спросил, где найти Зиновия Петровича Черепанова. Мужичок говорит: «Зачем его искать? Он перед вами». Прошли в кабинет. Зиновий Петрович рассказал о Лысьве, о медицине города. Через два дня я познакомился со Святославом Федоровым и его другом Александром Тумашем. Оба приехали в Лысьву по распределению после окончания в 1952 году Ростовского мединститута. Представил их мне мой старый знакомый по Перми Геннадий Щепин, работавший в Лысьве заведующим горздравотделом - вот, дескать, подающие надежду врачи и знаменитые шахматисты. Меня больше заинтересовало последнее, поскольку я в ту пору очень увлекался шахматами. Мы как-то сразу проявили обоюдный интерес и в кабинете у Георгия Михайловича Зязина, ответственного за практику, даже сыграли с Тумашем партию в шахматы: Федоров был занят. А вечером договорились встретиться и поиграть всерьез. За два месяца практики после работы мы очень тесно общались, много играли. Пожалуй, несколько сильнее выглядел Александр Тумаш, хотя и Святослав Федоров играл технично. Я играл с ними примерно наравне: в ту пору у меня уже было два кандидатских балла. К сожалению, не сохранились записи тех острых, интересных партий. Играли азартно, темпераментно. Однажды Федоров, мягко говоря, сжульничал - фигурой сходил не по правилам. Я уличил его в этом. А поскольку играли после «рюмки чая», то кончилось тем, что мы схватили друг дружку за грудки. Я даже «съездил» сопернику по физиономии. Тумаш разнял нас. Но что характерно - это не помешало нашей дальнейшей дружбе и общению, - рассказывает Александр Павлович.

Кстати, сам он тоже весьма незаурядная личность. Будучи на посту заведующего горздравотделом, Александр Подоплелов внес достойный вклад в развитие медицины в Лысьве. И к шахматам не охладел. Как-то в нашем городе проводил сеанс одновременной игры международный гроссмейстер Сергей Макарычев, у которого наш земляк, единственный из лысьвенцев, выиграл. Шахматный бум в Лысьве не ослабевал и в 70-80 годы. Помнится, после работы в редакции газеты «Искра» часов до 10-11 вечера сражались в шахматы Александр Подоплелов, собкор «Звезды» Владимир Хайбутов и я, в ту пору завсельхозотделом «Искры». И чтобы как-то оправдать позднее возвращение домой, Наде, жене, очень убедительно говорил, что был на вечерних дойках с рейдом по колхозам района. Наивная, она всему верила. Однако я отвлекся.

Из интервью А.П.Подоплелова «Вечерней Перми» («Неудобный» хирург» от 26 августа 2004 года):

«Говорят, что Федорова недолюбливали коллеги, особенно окулисты, не только у нас, в Лысьве. Ему завидовали, его не признавали. Так поначалу было почти везде. К примеру, операцию по замене хрусталика никто не воспринимал всерьез. Известные офтальмологи считали Святослава Николаевича чудаком. Это сейчас его методиками вооружен весь мир, а в те далекие годы хирургу выпало немало горьких дней и ночей. Его даже единомышленники не всегда понимали. Но Святослав не обращал особого внимания на злословие - он оперировал.

Бывал я у Святослава Федорова и дома. Жил он в коммунальной двухкомнатной квартире трехэтажного дома по улице Мира (после переезда с улицы Чайникова, 56. - Г.В.). Его супруга была всегда чем-то недовольна, обычно неприветлива, необщительна. Никогда не приглашала пройти. ...Самого же Федорова отличали высокая активность, непримиримость ко всему косному, уверенность в себе. Вот эти качества плюс протекция друга отца, генерала Горбатова, сыграли свою роль в его карьере. Святослав Николаевич не обращал внимания на недругов, шел вперед. А мы издалека наблюдали за его карьерой».

Далее из той же статьи (автор В.Пирожникова) узнаю, что, уже став знаменитым, Федоров оперирует в Москве Г.М.Зязина, делая для него всё возможное. Во время обхода хирург будет с гордостью говорить медперсоналу, что Георгий Михайлович - его учитель. В лысьвенский же период Святослав был не совсем удобен своим наставникам. Он безвылазно пропадал в больнице, кипел идеями, ему до всего было дело. Он ни минуты не мог усидеть на месте, отличался удивительной целеустремленностью, на каждом шагу проявлял бурную активность. Его хватало на всё. Выкроив немножко времени для себя, Святослав вставал на лыжи, шел на рыбалку, охоту. Федоров хорошо плавал, увлекался верховой ездой. Огромная сила воли позволяла ему не обращать внимания на увечье - несчастный случай лишил его ступни. Но не мог же, право, сильный человек бросить спорт из-за боли? ...Сам неимоверно работоспособный, он требовал того же от подчиненных. Не все выдерживали его ритм. Тогда в ход шли настойчивость, а иногда и жесткость.

Как ни бился Федоров — одобрения от местной власти не находил. Ему не давали денег на оборудование, запрещали применять новые методики, не разрешали экспериментировать. По большому счету, не давали творчески работать.

Но «заклевать» молодого хирурга никому не удавалось. Он работал, как одержимый. Именно в Лысьве у Федорова родилась идея замены помутневшего хрусталика глаза на искусственный. ...Один из таких, пластмассовый, по чертежам Святослава Федорова сделал ему слесарь-лекальщик высшего разряда Константин Недорезов из инструментального цеха ЛМЗ.

г.Лысьва, ул.Мира, дом 36
г.Лысьва, ул.Мира, дом 36

Вживить искусственный хрусталик Федорову впервые удалось в Чебоксарах. Однако, по словам Е.М.Ананьиной, заведующей Лысьвенским горздравотделом в 50-х годах, «его исследования объявили ненаучными, а самого его назвали шарлатаном». В Москву из Лысьвы Святослав Федоров уехал в 1955 году после получения им от друзей семьи телеграммы о реабилитации отца, командира дивизии. И больше Федоров в Лысьву не возвращался. Правда, приглашение на 50-летний юбилей городской больницы ему посылали. Известный хирург из-за занятости деликатно отказался, но поздравительную открытку со своей фотографией прислал. Долго красовался тот снимок (на нем Федоров с лошадью) на одном из стендов. А потом исчез. Деревянный же дом, в котором жил Федоров с молодой женой Лилией, ещё стоит и хотя стал он одноэтажным, комната, где проживали врач и учитель, сохранилась. Не говоря уж о трехэтажном каменном 18-квартирном доме № 36 по улице Мира, куда, прожив в поселке Зарека с год, переехали Федоровы. Ни на том, ни на другом здании никому из лысьвенцев не пришла в голову мысль установить мемориальную доску2 в память о великом ученом, академике, Герое Социалистического Труда, директоре и основателе Института микрохирургии глаза, где десятки тысяч людей обрели зрение...

Мемориальная доска установлена по адресу ул.Мира 36
Мемориальная доска установлена по адресу ул.Мира 36

В этом году, 2 июня, исполнилось ровно пять лет со дня трагической гибели Святослава Федорова в авиакатастрофе. А о нём уже, увы, забывают, даже медики. На днях в беседе один из докторов (не буду называть фамилию) переспросил меня: «А что, Федоров-то разве помер?». Я чуть, было, не поперхнулся. Если уж врачи не знают элементарных вещей о всемирно известном хирурге, какой спрос, допустим, с молодых жильцов дома № 36 по улице Мира? «А кто такой?» - поинтересовалась женщина из первого подъезда, когда спросил, знает ли, что в этом доме жил Святослав Федоров. И посоветовала постучать в квартиру № 8 к Юлии Николаевне Красногорских, что я и сделал. Дверь открыла среднего роста опрятная старушка, как после оказалось, ровесница Святослава Николаевича. «Как же? Конечно, знаю, что в нашем доме жил окулист Федоров. Правда, я в это время как раз в Перми училась на фельдшера-акушера. Но соседи о нем хорошо отзывались: доброжелательный, отзывчивый. И как Федоров стал знаменитым, к нему и из нашего дома кто-то ездил в Москву лечиться. Всем помогал».

Юлия Николаевна сама ходячая легенда. Участница Великой Отечественной войны. В юности занималась в секции, которую вел тренер Терентий Лебедев, чемпион СССР по лыжным гонкам. В январе 1941 года лысьвенские лыжники одержали победу в областных соревнованиях. «Нам тогда подарили статуэтку «Джигиты» каслинского литья». В этом же доме в квартире № 16 жил 3.П.Черепанов, под руководством которого работала в роддоме Ю.Н.Красногорских. Ей 15 июня исполнилось 80 лет. «Наверно потому и шеперюсь ещё, что хороший настрой на жизнь в свое время дали лыжи». Так держать, Юлия Николаевна!

Иного мнения о врачах из Ростова ветеран здравоохранения Лысьвы Гита Павловна Липкина:

- Какой-то шкурный интерес в них сразу проявлялся. Только приедут - тут же и квартиру им подавай. А Тумаш, тот вообще антисемит. У Федорова, на мой взгляд, больше было организаторских способностей, нежели навыков врачевания. Ведь, насколько мне известно, операцию Зязину он сделал не совсем удачно.

С ней не согласен Александр Павлович Подоплелов:

- Я ведь почему в Лысьву стремился приехать на работу? Отношения между врачами в те годы были очень уважительные. Если кто в душе и недолюбливал коллегу, внешне это никак не проявлялось. В силу интеллигентности, такта. Несмотря на тесноту, я с теплотой вспоминаю красный коридор городской больницы, уютную поликлинику. Моё решение обосноваться в Лысьве исходило именно из человеческих отношений между врачами, чего сейчас нет. Мягкость, интеллигентность, культура Марии Ивановны Маленьких, Анастасии Александровны Бойко... Этим славным женщинам хотелось подражать. А как нас проводил с практики Георгий Михайлович Зязин? Он лично пришел в школу попрощаться. Принес бутылку шампанского. «Ты, Саша, обязательно приезжай в Лысьву. Вызов обеспечим». Так и вышло.

- Александр Павлович, однако судя по пермской «Вечерке», Федорову в Лысьве в творческом плане постоянно кислород перекрывали...

- Это уж чересчур выпукло, мне кажется. Просто в силу своего весьма энергичного характера Федорову, вероятно, в провинциальной Лысьве не доставало простора. Сидевшим сложа руки его никто не видел. Святослав, несмотря на увечье, увлекался акробатикой (по-моему, у него по ней был даже спортивный разряд), фотографированием, ездой на мотоцикле. Таким же неугомонным он был и на работе. Уже в то время Федоров знал цену себе, не каждому раскрывался. И довольно строг был к персоналу. Вместе с тем проявлял чуткость и внимание к больным, к обращавшимся к нему за помощью уральцам. Зязину даже отдельную палату предоставил. Не отказал в консультации и лечении приехавшей в Москву фельдшеру Александре Ивановне Кирилловой, с которой работал в отделении скорой помощи.

Из воспоминаний Валентины Петровны Беляевой, соседки Федоровых по Зареке:

- Как-то вышли они в огород полоть. Оба в перчатках. Нам-то это непривычно. И попросили меня показать ростки моркови, свеклы, чтобы вместе с сорняками не выдергать их. Я показала. Говорю: «Так снимите перчатки-то, сподручнее будет». Послушались. А еще удивлялась, как Федоров умудрялся на мотоцикле без коляски возить с колонки воду. Акробат да и только!

Из книги приказов по Лысьвенскому горздравотделу:

«В целях своевременного медобслуживания призывников назначить ответственным за проведение лечебно-оздоровительных мероприятий среди призывного контингента лечебного инспектора горздравотдела тов.Федорова С.Н.

04.01.54. Зав.горздравотделом Щепин».

«Выбываю на 3 дня в служебную командировку в Молотов. Исполняющим обязанности заведующего горздравотделом на время моего отсутствия возлагаю на Федорова С.Н.

24.01.54. Щепин»

«Приказ № 22 от 25.01.54.

Заместителя Зав.горздравотделом по физкультуре и спорту тов. Ананьина А.И. командировать в Крутоложский, в I Ломовский, II Ломовский и Кыновской сельсоветы для проведения отчетно-выборных собраний ДСО «Колхозник» сроком с 26.01. по 02.02.54.

И.о. Зав.горздравотделом лечебный инспектор Федоров».

«Командировать в г. Краснокамск на областные соревнования шахматистов-перворазрядников Тумаша А.П., Федорова С.Н., Зеленского Н.Н. с 3 по 26.04.54.

Щепин».

«Для улучшения медобслуживания населения и выполнения плана развертывания здравоохранения приказываю:

  1. Выделить из городской больницы скорую помощь и организовать её в самостоятельное бюджетное учреждение.
  2. Назначить заведующим станции скорой помощи врача Федорова С.Н., освободив его от должности лечебного инспектора горздравотдела от 15.10.54.
  3. Передать к 15.10. с баланса гор.больницы на баланс станции скорой помощи гараж, конюшню, 2 санитарные машины, лошадь по кличке Зорька с комплектом упряжи, легковую тележку, фураж, овес, сено 3600 кг.
  4. Главному врачу детской больницы Тимкиной Л.Д. передать на баланс станции скорой помощи лошадь по кличке Шалун с 2-мя комплектами упряжи, ломовую и легковую телеги, рабочие и легковые сани, сена 1700 кг., овса 1830 кг., конюха-возчика т.Литвина.

Щепин».

Здесь в гору когда-то ходили лошадки...
Здесь в гору когда-то ходили лошадки...

Летом 1953 года наша семья заехала в дом № 56 по улице Чайникова. И примерно с полгода мы жили под одной крышей с Федоровыми на втором этаже, разумеется, в разных комнатах, но с одной общей кухней. Почему Федоровы жили в ведомственном доме, принадлежащем Лысьвенскому техникуму? Ответ я нашел в музее политехнического колледжа, где в альбоме, посвященном 50-летию техникума, увидел фотографию жены Святослава Николаевича с указанием, что Лилия Федоровна Федорова работала в 1953-55 годах в техникуме преподавателем химии. По всей вероятности, ей от техникума и было выделено жильё в поселке Зарека. Когда Федоровы перебрались в благоустроенную квартиру по улице Мира, комната, которую они занимали, перешла к нам. Отец с матерью сделали её ребячьей: в ней играли, учили уроки, спали я и три мои сестры. Святослава Федорова я, четырехлетний мальчишка, почти не помню. Разве что очень смутно вырисовывается образ крепкого, коренастого мужчины, слегка прихрамывающего на одну ногу. И почему-то запомнилось, как Федоров пристегивал протез.

Любопытная деталь. Последний владелец «федоровского» дома в Зареке Владимир Утробин более 20 лет работает водителем на станции скорой помощи, которую в 50-х годах организовывал и возглавлял Святослав Николаевич. В начале лета в газетах появилось объявление о продаже дома № 56 по улице Чайникова. Первоначальная цена 200 тысяч рублей...

О гибели Святослава Федорова в прессе были самые различные толкования. В последние годы его, оптимиста по натуре, преследовали неудачи в политике, намечался разлад и в межотраслевом научно-техническом комплексе «Микрохирургия глаза», который он возглавлял. И, якобы, авиакатастрофа разрешила все его проблемы... Похоронен он у «суворовской» церкви в селе Рождествено.

«...Как вкус у смерти безупречен

В отборе лучших среди нас».

Геннадий Вешинин, февраль - июнь 2005 года, город Лысьва.


1 Даты и возраст указаны на момент написания очерка в 2005г.
2 Мемориальную доску в память о великом ученом установили 7 августа 2007г.

5

г.Лысьва 2008 - 2009г